Искусство. Национальные школы живописи.
Понедельник, 02.08.2021, 15:21
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная эрмитаж бронзиноРегистрацияВход
Меню сайта

 

АНЬОЛО БРОНЗИНО

Состязания Аполлона и Марсия.1531-1532 гг.

Холст, масло.

Размеры:48-119 cм.

Пост. в 1865, куплена у герцога А. Литта в Милане за 100 000 франков. Ранее: 1531– 1532 — собр. урбинского герцога Гвидобальдо делла Ровере в Пезаро; конец XVII — начало XVIII в. — собр. графа Орацио Аркинто в Милане; собр. графа Джулио Висконти в Милане; собр. маркизов (затем герцогов) Литта в Милане.

Инв.№ГЭ 250

Овидий. Метаморфозы. VI, 382–400; IX, 146–193.

Художник соединил миф о состязании Аполлона и Марсия с историей царя Мидаса. На картине представлены четыре эпизода. В правой части композиции — Марсий, играющий на шалмее, а Аполлон — на лире да браччо. Их слушают Афина, опирающаяся на копье, и царь Мидас, голова которого увенчана короной. После того, как Афина признала победителем бога солнца, он наказал своего соперника, содрав с него кожу, — эта сцена занимает центральное место. Справа, в глубине, Аполлон в присутствии Паллады наделяет Мидаса ослиными ушами за то, что тот признал решение богини несправедливым. На первом плане, слева, брадобрей царя сообщает тростникам о позорном секрете Мидаса. «Эрмитажная картина „Состязание Аполлона с Марсием“ демонстрирует тонкое понимание художником важных в иконографическом плане деталей сюжета. На ней в руках Марсия мы видим вместо античного авлоса шалмей XVI в.» (Майкапар 1986). Вейс (1996. Р. 109) отметила, что работа Бронзино в своем роде уникальна, так как соединение в одной композиции двух сцен наказания в высшей степени необычно. Сразу после поступления в Эрмитаж картина была переведена с дерева на холст, работа продолжалась в течение полугода. Из-за перевода на грунт с высоким содержанием свинцовых белил рентгеновские снимки имеют чрезвычайно низкий контраст. Основные пигменты — свинцовые белила, киноварь, азурит, свинцово-оловянная желтая — типичны для итальянской живописи начала XVI в. Исследование в инфракрасной рефлектографии выявило переделки в композиции. По контурам тел и одежды просматривается подготовительный рисунок, претерпевший ряд изменений. Иным было очертание левой руки Мидаса. Первоначально левая нога Марсия, покрытая шерстью, завершалась раздвоенным копытом. Голова Аполлона имеет второй контур: его профиль был больше повернут к зрителю, а голова склонялась еще ниже. В отраженных инфракрасных лучах на втором плане, за спиной цирюльника, видна запруда, преграждающая реку; от этой детали в окончательном варианте художник отказался. По сведениям Неустроева (1898), при переводе с дерева обнаружили, что первоначально Марсий был козлоногим. Это подтверждено исследованиями, проведенными в Отделе научно-технической экспертизы Эрмитажа под руководством А. И. Косолапова. Григорович (1865) сообщал следующее: «…что она служила крышкой инструмента, в этом нет никаких сомнений. При осмотре ее в мастерской Эрмитажа оказалось, что доска, на которой она написана, имеет форму не равноугольного параллелограмма, но шире с одного конца, чем с другого. Приставки, дающие ей теперешний вид, сколько кажется, совсем из другого дерева, они белы, тогда как середина выкрашена темно-зеленой краской и покрыта золотыми разводами. Приставки эти весьма узки и не касаются фигур, они занимают сверху и снизу только часть фона и пейзажа, который писан позже… весьма искусной рукой, но во всяком случае незадолго после исполнения картины, потому что гравюра, сделанная в 1562… передает нижнюю часть картины в ее настоящем виде». Речь идет о гравюре, купленной в 1865 вместе с произведениями из собр. Литта. Гравюра на меди резцом (инв. № ОГ 148618; 46,2 × 125,7) выполнена венецианским мастером Джулио Сануто в 1562. Он повторил фигуры и расположение групп, но изменил фон: на втором плане слева — Канале Гранде с видом на Бачино, а в центре — группа из девяти муз (без Аполлона), заимствованная из ватиканской росписи Рафаэля «Парнас». Как следует из латинской надписи, помещенной около этой группы, гравер изобразил их, чтобы «заполнить пустоту». Еще одна латинская надпись, слева на камне в нижнем углу, гласит: «Сказка об Аполлоне и Марсии с картины блестящего художника Антонио де Корреджо». Второй раз имя Корреджо повторяется в итальянском тексте на знамени в руках Минервы: «…я взял за образец картину, исполненную знаменитейшим Антонио Корреджо…» Из-за упоминания гравером имени Корреджо истинный автор картины очень долго не был определен правильно. Она считалась созданной Корреджо и при поступлении в Эрмитаж, и задолго до этого. В литературе и многочисленных путеводителях по Милану XIX в. работа упоминалась как редкое и ценное произведение Корреджо в частном собрании. Но в том же столетии появились первые сомнения в справедливости подобной атрибуции. Еще Мюндлер в 1856 (The Travel Diaries 1985) назвал возможными авторами Россо или Перино дель Вага и отметил сходство со стилем Приматиччо. Мейер (1871) решительно заявил, что это произведение «во всяком случае, не Корреджо», и поместил его в рубрику работ, приписываемых мастеру. Пентер (1883), отметив высокие достоинства картины, не увидел в ней связи с творчеством Корреджо, упомянув, что какие-то черты напоминают ему Синьорелли, а манера живописи — Бартоломео Скидони. В каталоги Эрмитажа 1869–1895 картину включали под именем Корреджо, но возражения многих исследователей привели к тому, что в каталогах 1899–1909 произведение фигурировало как работа Корреджо со знаком вопроса. Сохранился экземпляр Кат. 1909 с пометками Липгарта, назвавшего автором «Состязания Аполлона и Марсия» Пармиджанино. Однако в Кат. 1912 Липгарт предпочел приписать картину неизвестному художнику пармской школы XVI в. Эту точку зрения впоследствии разделили Лазарев (1923) и МакКомб (1928). Ученые придерживались разных мнений по поводу атрибуции эрмитажной картины. Боде (1882) манера живописи напоминала манеру Скидони, Пентеру (1883) — Франческо Сальвиати. Харк (1896) высказался в пользу Пармиджанино, А. Вентури (1899) счел картину работой неизвестного флорентийского мастера. В Кат. 1912 Липгарт привел соображения по поводу эрмитажного произведения еще нескольких исследователей: Г. Фриццони назвал имя Гандини дель Грано, Л. Вентури — школу Караччи (возможно, Ланфранко), Г. Кук — Лоренцо Леонбруно, Б. Бернсон — Пармиджанино. Переломным моментом в истории атрибуции картины стало мнение Фосса (1913, 1920), который счел автором эрмитажной композиции Бронзино. Он сослался на Вазари, дважды упомянувшего, что Бронзино во время пребывания в Пезаро (1531–1532) расписал для герцога Гвидобальдо делла Ровере гарпсикорд: «Бронзино вынужден был задержаться при герцоге дольше, чем ему хотелось бы, и расписать для него за это время ящик (cassa) для гарпсикорда, что очень понравилось властителю» (Vasari — Milanesi 1878. T. 6. P. 276). И далее: Бронзино «переехал… в Пезаро, где, находясь при Гвидобальдо, герцоге Урбинском… расписал ящик (cassa) со множеством фигур, вещь редкую» (Vasari — Milanesi 1881. T. 7. P. 594– 595). Учитывая, что Вазари ничего не пишет о сюжете этой работы, Фосс привел слова Боргини: «Потом, переехав в Пезаро, [Бронзино] написал для Гвидобальдо, герцога Пезаро, внутри арпикордо сказку об Аполлоне и Марсии со множеством фигур, эта работа почиталась за редчайшую вещь» (Borghini 1807. P. 534). Стилистически картина, по мнению Фосса, также подтверждала авторство Бронзино. Еще один аргумент в пользу Бронзино — два рисунка сангиной в собр. Лувра, являющихся подготовительными к петербургской работе. На одной стороне листа — поколенная фигура Марсия, поза и движение сохранены в окончательном варианте, но в руках «не шалмей XVI в., а флейта Пана» (Майкапар 1986). На обратной стороне представлен сидящий обнаженный мужчина. Кокс-Ририк (1991) опубликовала набросок как подготовительный к фигуре царя Мидаса. Оба рисунка имеют один инвентарный № 5923. «Марсий» поступил в Лувр с атрибуцией Корреджо (надпись на листе: «Coregio») и сохранял ее на всем протяжении XIX в., он был издан Тоде как связанный с «Фавном» Корреджо из собр. Старой пинакотеки в Мюнхене (Thode 1898. S. 98). Атрибуция листа менялась несколько раз, но теперь автором признан Бронзино, и оба рисунка связывают с «Состязанием Аполлона и Марсия» из коллекции Эрмитажа (McCorquodale 1981; Cox-Rearick 1991). Хотя в настоящее время атрибуцию Бронзино можно считать бесспорной, утвердилась она за эрмитажной картиной далеко не сразу. Точку зрения Фосса разделили Лонги (1917), Смит (1949, 1955), Эмилиани (1960), Кокс-Ририк (1964), Сот (1964), Брок (2002). Другие исследователи продолжали считать произведение работой Корреджо: Поупхэм (1957), Фомичева (1959), Финци (1962); или копией с нее — Дзамбони (1958), Боттари (1961), Квинтавалле (1970). Дзамбони назвал автором нидерландского художника Яна Сонса (1547/48–1511). Сторонники авторства Корреджо датировали картину 1514–1519, те, кто высказывался в пользу Бронзино — 1531–1532, временем пребывания мастера в Пезаро. В Кат. 1958 произведение включено как работа школы Пармиджанино, в Кат. 1976 — Корреджо (со знаком вопроса), в Кат. 1994 — Бронзино (также под вопросом). Многочисленные копии с петербургского «Состязания Аполлона и Марсия» подтверждают интерес, который вызывало это необычное произведение. До 1942 в Картинной галерее Сан- Суси находилась ныне утраченная картина: «Бронзино. Состязание Аполлона с Марсием. Орех. 38 × 49… Частичная копия начала XVII в. по оригиналу из Эрмитажа. 1767 — фигурировала как работа Корреджо…» (Zerstört. Entführt 2004). Копия Антонио Темпести (1555–1630) хранится в Пинакотеке Кремоны (холст, масло. 70 × 105). В Старой пинакотеке Мюнхена — копия немецкого мастера конца XVII в. (холст, масло. 58 × 114). Копия с правой части композиции, с группой из четырех фигур, приписывавшаяся последователю Джулио Карпиони, проходила на аукционе «Кристи» (24 мая 1985, лот 144; 54 × 56,5). На аукцион «Финарте» (Arredi e dipinti antichi. 17 октября 1998, лот 1057; холст, масло. 80 × 109) выставлялась копия римской школы XVII в., целиком повторяющая эрмитажную композицию. Спайк (1995) опубликовал еще одну копию (дерево, масло. 82 × 122,5) из частного собр. в Нью- Йорке, возможно являющуюся той самой картиной, которая ранее находилась в частной флорентийской коллекции (дерево, масло. 82 × 123). Он пытался доказать, что нью-йоркская картина и есть оригинал Бронзино, в то время как петербургская — копия с нее, выполненная Раффаэллино дель Гарбо. В дальнейшем Спайк еще дважды повторил публикацию, настаивая на мысли о первичности американского произведения и копийности петербургского (Spike 2000, 2002). Во время нахождения картины в собр. Литта ее гравировал Гаэтано Дзанкон с посвятительной надписью герцогу и с указанием, что гравюра выполнена с оригинала Корреджо. Эта гравюра (8,4 × 31,3) хранится в лондонском Британском музее (инв. № 1837.0408.278). Блестящее происхождение петербургской картины прослеживается почти с момента ее создания. Можно высказать осторожное предположение, что именно она упоминается в инвентарной описи венецианской коллекции Джованни Пьетро Тирабоски, составленной в середине XVII в. Под № 130 в ней числится: «Картина с фигурами Аполлона и Марсия, сомнительно Корреджо. 250 дукатов» (Savini-Branca 1965. P. 129). Эта оценка значительно выше многих других работ — Джорджоне, Тинторетто, Веронезе. История эрмитажного произведения, бесспорность результатов лабораторных исследований, многочисленные повторения петербургского «Состязания Аполлона и Марсия» подтверждают, что это и есть та самая «редчайшая вещь», которую Бронзино создал в Пезаро для урбинского герцога Гвидобальдо II делла Ровере в 1531–1532.

Портрет Козимо I де Медичи.1537 г

Холст(переведена с дерева), масло.

Размеры:117,5-87,5 см.

Приобретена в 1850 г из собрания Вильгельма II в Гааге.

Инв.№ГЭ 1512 

Козимо I де Медичи (1519-1574), с 1537-герцог Флоренции, с 1557-герцог Флоренции и Сиены, с 1559- великий герцог Тосканский. Высокое качество живописи и приемы, повторяющиеся почти во всех портретах Бронзино (трактовка светотени на лице, моделировка форм, пропорции), приводят к выводу, что автором эрмитажного портрета можно считать Анджело Бронзино. На основании сходства с портретом Козимо I де Медичи в виде Орфея (Музей искусств, Филадельфия)- одним из наиболее ранних изображений герцога(1538-1540)- можно считать, что он же представлен на эрмитажном портрете, который мог быть создан в 1537, сразу после того, как Козимо сделался герцогом Флоренции. В правой руке юноша держит золотую медаль, на которой представлена нагая крылатая женщина, опирающаяся на две сферы, у ног ее лежат раскрытые книги. Медаль, скорее всего, вымышленная. Такие случаи "сочиненных" медалей и медальонов встречаются в ренессансном искусстве. Идея доброй судьбы, власти, славы, добродетели заключена в аллегорической фигуре на медали эрмитажного портрета. Незыблемость власти подтверждает скала, виднеющаяся на заднем фоне портрета. Символическое значение имеет и огонь, пылающий в глубине. Одно из позитивных значений огня- провиденье Бога- основано, в частности, на тексте Библии, где говорится об израильском народе, ведомом Моисеем из Египта: "Господь же шел перед ними...ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью" (Исх.13:21). Другие толкования огня, не противоречащие символике портрета,- своевременная помощь, а также жажда славы и действия. (см.:Emblemata 1976.S.121-122) Все вышесказанное приводит к предположению, что подтекст портрета таит в себе те идеи, которые последовательно будут развиваться на всем протяжении правления герцога Козимо I де Медичи.

АНЬОЛО БРОНЗИНО,круг.

Портрет герцога Алессандро де Медичи.

Дерево, масло.

Размеры:82-67 cм.

В коллекциях музея с 1920 г.

Инв.№ГЭ 5426

Алессандро де Медичи (1510-1537)- сын Лоренцо, герцога Урбинского и рабыни-мулатки. Первый герцог Флоренции с 1531г. Убит своим родственником Лоренцино Медичи в 1537. Иконографическим источником для портрета, по всей видимости, послужила миниатюра, приписываемая Бронзино (Галерея Уффици, Флоренция), на которой, однако, изображение погрудное. Автор эрмитажного портрета придал фигуре иной поворот, но повторил тип лица и характер прически. В то же время левая рука, лежащая на шлеме, повторяет жест правой руки Козимо I де Медичи на портрете Бронзино (портрет известен в многочисленных вариатах, один из которых находится в Галерее Уффици).

АНЬОЛО БРОНЗИНО,копия.

Святое семейство с Иоанном крестителем.

Дерево, масло.

Размеры:71-57 cм.

Поступила в 1948 г. через ЛГЗК.

Инв.№ГЭ 8622

Эрмитажная картина является измененной и уменьшенной копией с подписного "Св. семейства" Бронзино, так называемого "Св.семейства Панчиатики"1540г. (Галерея Уффици). Копия, вероятно, относится ко второй половине XVIв. Судя по жесткости манеры, ее автором мог быть северный, возможно нидерландский, мастер.

...
Поиск

Искусство. Национальные школы живописи. © 2021